Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

pinson

Первобытные инстинкты

Хотя мозг и демонстрирует впечатляющее количество навыков и способностей (служащих, в основном, для расшифровки бланка декларации о доходах), не стоит заблуждаться: его первейшая задача – сохранить вам жизнь. Поэтому вы должны извинить его за повышенную чувствительность к тому, что содержит даже слабый намек на какую-нибудь угрозу. Подобно телохранителю, чей палец всегда на спусковом крючке, он сначала стреляет, а потом задает вопросы. (...)
(...) А поскольку первоначальная система мозга более мощная и укоренившаяся, именно она первой реагирует на любой раздражитель. Это и объясняет, почему ваш учтивый, хорошо одетый, закончивший колледж служащий может повести себя как свирепый, вооруженный дубинкой дикарь в медвежьей шкуре, если вы нажмете не на ту кнопку. 

"Как думают победители" Ф.Фабритус, Х.Хагеманн

Только что с ужасом осознала, что моё примитивное, первобытное "я" прикрыто весьма тонким культурным слоем, когда чуть не совершила непоправимого. Сегодня я работаю в магазине. Мимо отдела проходят две дамы. Одна другой указывает на наши подушки в виде кошек:
- Глянь, какие! Прям как твои!
Подруга отвечает:
- Да ну! Страшные какие-то.
И зареготав, как бомболя, идет дальше.
От такой грубости и наглости у меня молниеносная вспышка в мозгу. Я уже открыла рот и привстала, чтобы крикнуть:
- Ты себя-то в зеркале видела?
Слава богу, самоконтроль вмешался вовремя, но, признаюсь, на долю секунды мне в буквальном смысле затмило разум, и я не соображала, что делаю. Цель была одна - ударить в ответ.

Я хочу в поле, хочу снова стать полудикой, смелой и свободной и смеяться в ответ на обиды, а не сходить из-за них с ума.
Collapse )
pinson

Bolwerk - boulevard - бульвар

Попалось в тексте про Париж:
1634-1647 : construction des remparts nord avec bastions et portes ; remplacés à partir de 1670 par des « cours » (boulevards).
1634-1647: строительство северных укреплений с бастионами и воротами; с 1670 г. заменяются "аллеями для прогулок" (бульварами).

Заинтересовала этимология слова "бульвар". Во французской википедии вычитала, что слово происходит от голландского bolwerk и впервые появляется в терминологии крепостных сооружений в XVI в., когда военные укрепления меняются, чтобы выдерживать удары чугунных ядер. Слово состоит из двух корней bole (бревно) и voerk (оборонительное сооружение).
Таким образом, в своем первом, военном значении слово boulevard означает городское фортификационное сооружение, сделанное из балок и земли. С изменением искусства фортификации бульварами становятся укрепленные каменные валы, выдвинутые за пределы более ранних крепостных стен и предназначенные для размещения артиллерии.
После постройки "железного пояса" Людовик XIV решает сделать Париж открытым городом и приказывает уничтожить старые крепостные стены вокруг столицы, а на их месте разбить аллеи для прогулок, которые сохраняют название бывших военных укреплений - бульвары.

В Квебеке слово boulevard часто означает "центральная разделительная полоса автострады".
pinson

Берта фон Зутнер "Долой оружие!"

Берта фон Зутнер - борец за мир, первая женщина, получившая Нобелевскую премию мира, и вторая, получившая Нобелевскую премию вообще, после Марии Кюри.
Вы все видели ее портрет на австрийской монете в 2 евро, если вы обращаете внимание на изображения на монетах.

Роман "Долой оружие!" - пронзительная, рвущая сердце книга. Помещаю немецкую обложку, потому что русской не нашла. В сети только старый перевод Александры Линдегрен от 1903 г.


Это вторая книга, над которой я плакала. Первой была "Ковер-самолет до Багдада" Халы Джабер, которую я когда-то переводила с английского
Collapse )
pinson

Scharpie zupfen - щипать корпию

Корпия (от лат. carpo — вырываю, щиплю) - растеребленная ветошь, ветошные нитки или нарочно разделанная пушистая ткань для перевязки ран и язв (В.Даль)

Встретилось в русском переводе "Долой оружие!" Берты фон Зуттнер:
"С тех пор, как я, так и мои родные и знакомые, только и делали, что щипали корпию, прочитывали газетные известия и обозначали булавками на географической карте дви­жение наших и неприятельских войск, точно следя за решением шахматной задачи на тему: "Австрия начинает и в че­тыре хода делает мат". (перевод Александры Линдегрен)

Scharpie zupfen, Zeitungsberichte lesen, auf einer Landkarte Stecknadelfähnchen aufstecken, um den Bewegungen der beiden Heere zu folgen und daraus Schachaufgaben, in der Fassung von "Oesterreich zieht an und setzt mit dem vierten Zuge matt" (...)
pinson

"Как солдат граммофон чинил" Саша Станишич



Яна про эту книгу как-то рассказывала, и вот она вышла на русском.

Когда-то бабушка мальчишки, обитавшего в маленьком балканском городке, взяла с него обещание - помнить. Но человеческая память порой преподносит неожиданные сюрпризы. Она расцвечивает яркими красками фантазии даже самые банальные и самые трагические события прошлого. И получается причудливая история о детстве, любви и войне. История, в которой драма становится фарсом, а нелепые и поначалу смешные события превращаются в настоящую человеческую трагедию. Именно об этом рассказ Саши Станишича - то печальный, то веселый, заставляющий смеяться и плакать, восхищаться и сопереживать.

Лично мне сложновато произносить (даже не быстро) имя и фамилию автора вместе. Все время получается Штанишич :-)
pinson

Редакторская правка "Любовного саботажа" Нотомб

К этой книге у меня трепетное отношение и к переводу, естественно, тоже. В этой истории любви я как в зеркале вижу себя самое и Нотомб мне там так родна, что я когда читаю, кажется, дышу с ней в унисон.
И когда я встречаю правку, которая ни в коей мере не меняет смысла текста, зато меняет его окраску с моей на редакторскую, меня начинает тихо трясти от бешенства. Почему было не уважить мой вариант, если принципиальной разницы нет. Хотя с другой стороны может возникнуть законный вопрос: почему же меня так раздражает правка, если разницы нет? А потому что разница все-таки есть, и называется эта разница - мое ощущение текста, то, как я его слышу.
Правка мелкая, местами ничтожная, но она накапливается по мере чтения, и у меня создается впечатление, что перевод НЕ МОЙ!
Итак...
Мой любимый и безжалостно испорченный редактором отрывок:
L'éclaireur était celui dont dépendait la survie de l'armée. Au peril de son existence, il avançait seul en territoire inconnu pour répérer les dangers. Il pouvait, au moindre caprice du hasard, marcher sur une mine et eclater en mille morceaux - et son corps, désormais puzzle d'héroisme, retomberait lentement sur le sol en decrivant dans l'air un champignon atomique de confettis charnels - et les siens, restés au camp, voyants des fragments organiques monter vers le ciel, s'ecrieraient: "C'est l'éclaireur!" Et après s'etre élevés en proportion de leur importance historique, les mille morceaux se figeraient un instant en cet ether, puis atterriraient avec tant de grace que meme l'ennemi pleurerait une si noble oblation. Je revais de mourir de cette façon: ce feu d'artifice rendrait ma légende éternelle.

Мой перевод:
(...)Кусочки его геройского тела медленно лягут на землю, нарисовав перед этим в воздухе ядерный гриб, этакое конфетти из плоти. Уцелевшие товарищи по оружию, увидев в небе его останки, воскликнут: «Это был наш разведчик!» А тысяча осколков, поднявшись на приличную для исторического события высоту, замрут на мгновение и приземлятся столь грациозно, что даже враг будет рыдать над моей славной кончиной. Я мечтала так умереть. Этот фейерверк сделал бы из меня легенду на все времена.

Редакторский вариант
Остатки его геройского тела медленно опустятся на землю, взметнувшись перед этим в воздух ядерным грибом, этаким конфетти из мяса. Товарищи по оружию, увидев в небе части кровавого пазла, воскликнут: «Это разведчик!»

Меня жутко коробит "кровавый паззл" и "конфетти из мяса". А в книге это оставили. Грубо, рублено, неэлегантно.

А вот прямо скажем спасенный отрывок:
J'ai toujours su que l'age adulte ne comptais pas: dès la puberté, l'existence n'est plus qu'un épilogue.
Мой перевод:
Я всегда знала, что быть взрослым - немного стоит. Половое созревание это эпилог жизни.
Редакторская правка:
Я всегда знала, что взрослое существование немногого стоит. После полового созревания начинается эпилог жизни.
Мой вариант лучше! Слово "начинается" к слову "эпилог" не годится, потому что "начинается" подразумевает нечто продолжительное. Эпилог же обычно короток.
Однако спасибо и за то, что хоть не заменили "половое созревание" жутким словом "пубертат", которое я, бледнея от ужаса, обнаружила в первом варианте правки.

A l'ombre du ghetto en fleur...
Марсель наш, понимаете ли, Пруст - "Под сенью девушек в цвету".
Я написала "под сенью цветущего гетто", но редактор исправила на "гетто в цвету", хотя я возражала, говоря, что Пруст хоть и гениален, но в этих двух коротких (русских!) словах слишком много согласных, немузыкально звучит! Язык спотыкается. Замечание мое проигнорировали, Пруст может спать спокойно.

J'attendais l'occasion avec hargne.
У меня: Со злобным раздражением ждала я удобного случая.
У редактора и в книге: С досадой и напряжением ждала я удобного случая.
Pourquoi, спрашивается, par quelle raison et par quel hasard???

Спасибо редактору за "нелепые существа" (les ridicules). У меня были просто "смешные".
Спасибо за "encre de Chine (encre doublement de Chine)" - ...тушь, не зря ее изобрели в Китае.
У меня из этого doublement никак ничего не выходило.

Чего мне еще жаль...
Mon crane deployé comme une voile aux souffles des ventilateurs.
У меня: моя голова была подобна парусу, надутому дыханием вентиляторов
Редактор: ...ветром вентиляторов.

Je ne me sentais de parenté qu'avec la Grande Muraille: seule construction humaine à etre visible depuis la Lune, elle au moins respectait mon echelle. Elle ne ceinturait pas le regard, elle l'entrainait vers l'infini.

Мое:
Только в Великой Китайской Стене я чувствовала родственную душу. Она была единственной человеческой постройкой, которую видно с Луны, и уж она-то уважала мое величие. Она не ограничивала взгляд, но устремляла его в бесконечность.

Редакторское:
...Уж мы-то понимали друг друга...
Почему не "уважала"? Как и в случае с вентиляторами (которым потом вообще отводится особое место!), стена одушевляется здесь. По-моему, эту одушевленность надо было сохранить!

А на обложке еще написано: Троица - это Бог-отец, Бог-сын и Святой дух. Наверное, Уэльбек - это Бог-отец, я - Бог-сын, а Амели Нотомб - Святой Дух. Фредерик Бегбедер.

Называется - "о своей скромности могу говорить часами" :-)