November 21st, 2012

pinson

Шахматы в Люксембургском саду

Это был прекрасный солнечный день. Тепло, но не жарко. Мы с Машей бродили по Люксембургскому саду. Подошли к шахматистам. Мешать им нехорошо. Лучше просто тихо наблюдать со стороны. Но мне не терпелось кое-что узнать, и я очень вежливо к ним обратилась:
- Bonjour messieurs, excusez moi de vous deranger...
Не смотря на все соблюденные мной приличия, при нашем появлении игроки просто остолбенели и уставились на нас как завороженные. Так наверное какой-нибудь ученый воззрился бы на новый, неизвестный ему химический элемент. Они даже не ответили на мой bonjour, что изрядно поколебало мою уверенность в собственном обаянии и знании французского. У меня даже мелькнула мысль, что мое бесцеремонное вмешательство так их оскорбило, что здороваться с такой дурновоспитанной особой они сочли ниже своего достоинства. "Русские не сдаются!" - мысленно подбодрила я себя, улыбнулась и спросила, не знают ли они Дени Гроздановича, он любитель шахмат и приходит сюда поиграть.
- Это такой маленький, черненький? Il est de quelle origine?
Я пояснила, что он писатель, француз, живет в Париже. Нет, они такого не знают, был ответ. Поскольку у меня больше не было законного повода отвлекать их от игры, я сказала, что ничего страшного, пожелала им bonne journée, и мы удалились. Шахматисты, продолжая пребывать в столбняке, все так же молча и ошеломленно проводили нас взглядом, не сказав "до свидания". Проходя мимо кортов, мы нашли потерянную кем-то пешку. Сияя от счастья, словно нашла сокровище, Маша подобрала ее и сунула мне в сумку. Теперь она стоит у нее на полке, как сувенир. Потом мы сидели на стульчиках возле площадки для игры в петанк, жевали бутерброды, наслаждались нежарким августовским солнцем и наблюдали за игроками, которые при нашем появлении заиграли бодрей, стали улыбаться и краснеть. До чего же это было приятно слегка посмущать застенчивых петанкистов после столь холодного приема у рыцарей 64-х клеток.


Collapse )