fringilla_pinso (fringilla_pinso) wrote,
fringilla_pinso
fringilla_pinso

Продолжение банкета

Окончание истории о Дамиане из предыдущей записи


Вернувшись под навес, он оглядывает танцплощадку, и все эти попки, что покачиваются в такт музыке. На сегодня ему нужна самая что ни на есть, первоклассная. Должен же он оправиться от разочарования.
А вот как раз совсем неплохая, красиво обтянутая маленьким черным платьем. По его телу пробегает дрожь, он чувствует прилив бодрости. Взгляд прикован к этому роскошной заднице. Тут девушка оборачивается, и вот вам третье чудо за день: танцовщица с красивым задом оказывается уже немолодой женщиной в платье с глубоким декольте, постаревшей красоткой, близкой к увяданию. Игра возобновляется. Улыбаясь, он направляется в ее сторону.
Она сразу его заметила. Не удивительно, обычно его замечают везде, где бы он ни появился. Они танцуют напротив друг друга. Наконец, она замечает:
- Вы похожи на Бернара-Анри Леви!
Он удержался, чтобы не вздрогнуть. Его уже часто сравнивали – с Артюром Рембо, Антоненом Арто – но с Бернаром-Анри Леви впервые! Если она думает, что сказать такое первому встречному – комплимент, то она просто дура. Впрочем, ему наплевать, он пришел не гоняться за умницами, ему надо выиграть пари. Возможно, даже Леви станет хорошим вступлением. Он смотрит на нее недоверчиво:
- Успокойте меня! Скажите, я похож на сегодняшнего Леви или на Леви тридцать лет назад?
Она фыркает:
- И на того, и на другого. Я просто хотела сказать, что у вас на рубашке три пуговицы расстегнуты…
А она быть может не так уж глупа.
Продолжая двигаться в так музыке, она смотрит на него с обворожительной улыбкой. Они танцуют друг против друга, и он подробно ее разглядывает. Уже не молода, но, надо признать, фигура великолепная. Он внимательно изучает корни ее волос. Ни одной темной полосы. Натуральная блондинка. Большая редкость, нужно заметить. Светлый изгиб бровей, похоже, тому подтверждение. Красивые, упругие ягодицы, а грудь стоит так, что поневоле усомнишься, настоящая ли.
Он бы дал ей сорок с небольшим, но сразу видно, что она делает все, чтобы казаться моложе и притягивать взгляд. Вульгарной не назовешь, но и до истинной элегантности не дотягивает, уж очень соблазнительный наряд. Можно ли отнести ее в разряд «пожилых красоток»? Скорее всего, да.
Начинается следующая песня, и он берет ее за руку, чтобы танцевать рок. Она не сопротивляется, наоборот, ей даже приятно. Танцевать с ней одно удовольствие, она угадывает каждое движение и легко кружится в его руках. Их танец - прекрасно слаженное, гармоничное скольжение двух тел. Она смеется от удовольствия каждый раз, когда им удается какой-нибудь особенно сложный пируэт. В конце танца музыка останавливается, и она говорит ему:
- Знаете, я думала, что сегодня так ни с кем и не потанцую!
Самое время задать стратегический вопрос:
- Как! Разве у вас нет верного рыцаря?
- Да есть, но мой рыцарь немного устал…
Так, так. Второй стратегический вопрос, не мешкая:
- И где же он, ваш бесстрашный рыцарь?
Она поворачивается и указывает на столик с краю от танцплощадки. Хмурится. Похоже, ее приятель вовсе не там, где ему следует быть. Она ищет его глазами. Внезапно она вся напряглась. Вероятно, увидела его. Она пристально смотрит на пару, танцующую на другом конце площадки: элегантный, чуть полноватый мужчина с женщиной старше нее и далеко не такой привлекательной. Несколько мгновений она молчит.
- Что-нибудь случилось? – спрашивает он.
- Да нет, - отвечает она сквозь зубы.
Слегка прищурившись, она смотрит на пару:
- Просто мой верный рыцарь снова в седле… с дамой, достойной его! – бросает она с презрением.
Она огорчена, это видно. Изо всех сил она старается взять себя в руки. Снова смотрит в их сторону, потом круто поворачивается к нему.
- Все в полном порядке! – говорит она, улыбаясь.
Какая-то жестокость мелькнула в этой улыбке. Ему неизвестно, что происходит между этой женщиной и ее мужем, но совершенно очевидно, что этот вечер не удался. Он чувствует, что можно начать игру.
- Вы не хотели бы передохнуть? Можно немного выпить, минут пятнадцать погулять и вернуться.
«Минут пятнадцать», чтобы усыпить ее бдительность. Если все пойдет хорошо, ему удастся увести ее дальше, чем она того хочет. Она смотрит на него с некоторым сомнением, но потом успокаивается.
- Очень хорошо.
В буфете она просит бокал шампанского, который выпивает залпом, второй бокал – у нее в руке, когда они выходят пройтись в парк.
- Чудесный вечер, - говорит он.
- Вы находите?
- Я про небо, оно восхитительное.
- А… Да, правда, небо сегодня первый сорт. Это точно.
- Вам не понравилось здесь?
- Да нет, не то чтобы… Скажем так, до ужина все шло хорошо…
- А… Вам за столом тоже попались… неудачные соседи.
Она улыбается.
- Да, есть немного… неудачные, как вы выразились!
Они смеются над своим невезением. Она умна. От этого игра становится только приятней. Но нельзя забывать о главном. Надо прощупать почву.
- Вы родственница Беранжер?
Короткий смешок:
- Если можно так сказать…
- Ваш ответ для меня загадка!
- Скажем так, да, я родственница. Очень дальняя.
- Понятно…
Все идет как по маслу. Тесных связей с Беранжер у нее нет. Можно приступать.
- А вы родственник Венсана?
- Нет, нет, я друг Беранжер. Думаю, она пригласила меня в надежде, что я найду свою половинку…
- Неплохо придумано. Свадьбы – удобный случай для приятного знакомства.
Она смотрит ему прямо в глаза, ожидая ответа.
- Да, - соглашается он, широко улыбаясь, - приятного, а порой, совершенно неожиданного.
Она улыбается ему в ответ. Она польщена. Он наклоняется к ней и с глубоким уважением произносит:
- Я хотел вам сказать, что нахожу вас ослепительной.
Женщинам нравится, когда их считают «ослепительными». Этот комплимент у него часто в ходу: звучит красиво и подходит любому возрасту. Она смеется.
- По-моему, вы мастер польстить.
- Вовсе нет! Честное слово, я считаю, что вы ослепительны.
Она пожимает плечами, словно отгоняя грустную мысль, и отвечает:
- Не важно, думаете вы так или нет. Все равно это приятно услышать. Мне хотелось, чтобы обо мне именно так и говорили.
- Но вы и правда ослепительны. Видите, я снова это говорю без всяких задних мыслей – вы ослепительны.
Она улыбается и делает глоток шампанского. До чего же они все одинаковые. Им нужно выпить лишнего, чтобы преступить черту, сделать шаг в сторону. Потом, когда они будут вспоминать об этом, это послужит им извинением: я выпила и была сама не своя… А иначе ничего бы не произошло!
Они понемногу углубляются в парк. Теперь они далеко от шатра. Ночь так светла, что он прекрасно видит очертания ее лица. Он смотрит на нее и не знает, что бы еще сказать. Издалека, на танцплощадке ее можно было принять за одну из тех дамочек среднего возраста, чересчур белокурых, чересчур декольтированных, чересчур желающих скрыть, что им перевалило за сорок. Но теперь он должен признать, что она очень привлекательная женщина. Одета она как девчонка двадцати лет, но ее телу позавидовала бы любая двадцатилетняя. Он смотрит на ее лицо с тонкими морщинками, на ее глаза, рот и думает, что ему не часто доводилось встречать столь красивую женщину. По сути, он не солгал: он считает ее ослепительной.
Он прекрасно понимает, что она не такая, как все. Но надо прежде всего не забывать про пари. Глупо было бы все бросить, когда она здесь, рядом с ним. Он почти поймал ее. Это не будет слишком жестоко. Она наверняка и не таких видала.
- С вами все хорошо? Вы как-то странно на меня смотрите…
Он откашливается:
- Я подумал, может вы замерзли. Мы так далеко ушли…
- Хотите вернуться?
- Напротив, мне так приятно идти рядом с вами.
Она молча улыбается и продолжает шагать рядом с ним. Он как бы невзначай увлекает ее на узкую тропинку, теряющуюся в кустах. Вдалеке слышен глухой гул мельницы. Он вдруг понимает, что страстно желает ее, и от этого ему неловко. Он придумывает, что бы сказать. Не хочется расспрашивать и узнавать о ее жизни. Он хочет, чтобы она оставалась соблазнительной незнакомкой, с которой приятно было потанцевать, а теперь хочется зайти далеко и даже очень.
Он понимает, что в этот вечер пари стало просто предлогом для того, чтобы за ней поухаживать. Она попросту нравится ему. В ней нет ничего от престарелой красотки. Она просто красивая женщина. У него кружится голова. Он понимает, что сам того не замечая, выпил лишнего.
Они идут по тропинке, все дальше углубляясь в лес. Доносят обрывки мелодий, их заглушает шум мельничного колеса, крутящегося в темной воде. Он больше не думает о пари. Им движет собственное желание.
- Знаете, с тех пор, как мы идем по лесу, вы что-то все молчите, - замечает она.
- Это я рядом с вами волнуюсь, - бормочет он, пытаясь придать голосу обольстительный тон.
Он знает, в этом возрасте им нравятся предприимчивые ребята. И он пытается скрыть волнение и вести себя, как полагается Дон Жуану, которого он из себя разыгрывает. Она готова отдаться, это ясно. Иначе не пошла бы с ним сюда. Он ее очень хочет. И все же сдерживается. Переспать бы с ней, но только не так.
На мгновение она легонько касается его при ходьбе, или это он коснулся ее? Эта женщина рядом разжигает в нем желание. Ему становится невтерпеж. А чего стесняться? На недотрогу она не похожа, и он ее силой в лес не тащил.
Они по-прежнему молча шагают бок о бок.
- Мой бокал пуст, - говорит она.
- Мой тоже.
- Не значит ли это, что нам пора назад? Здесь почти ничего не видно.
Он берет у нее бокал и вместе со своим ставит под дерево.
- Не правда ли, милая парочка эти двое, рядышком, под луной?
Она смеется, слегка дрожа. Он наклоняется к ней, чтобы показать тропинку, которая едва видна в темноте. Коснувшись ее плеча, он тихо произносит:
- Я бы с удовольствием пошел с вами дальше.
Она не двигается. Он чувствует, как она вся напряглась. Тогда он снова слегка касается ее. Знает по опыту, что они любят, чтобы к ним прикасались, легко, едва ощутимо, кончиками пальцев, разжигая маленькие угольки по всему телу, прежде чем обжечь поцелуем. Он не спеша, со знанием дела, притягивает ее к себе, охваченный неодолимым желанием. Он хочет ее прямо сейчас. Обнимает, наклоняется к ней, ищет губы. Но вместо того, чтобы запрокинуть голову и приоткрыть рот, она отворачивается.
- В чем дело? Что-то не так?
Она стоит молча, дрожащая и непокорная, не решаясь сделать последний шаг. А его это только подстегивает. Он разжимает объятия и проводит рукой по ее спине. Тише, красавица. Но она резко отталкивает его, отступает и пристально смотрит ему в лицо. У него бешено колотится сердце.
- Что случилось? Что с вами?
Она отвечает очень спокойно.
- Просто я не хочу заходить далеко.
- Вы не хотите, - недоверчиво повторяет он.
- Мне только хотелось прогуляться и поболтать. Но этого мне не нужно. Я просто не хочу.
Весь трепеща от возбуждения, он хватает ее за руку и кричит, с трудом узнавая собственный голос:
- Но вы не можете так со мной поступить!
Она отвечает: «Пустите!» и пытается вырваться. Но он крепко держит ее.
- Погодите, тут какое-то недоразумение, нельзя вот так разбежаться!
- Я прошу вас меня отпустить, - повторяет она ледяным тоном.
Он сжимает ее крепче. Он ее хочет. Он готов на все. Но как только он пытается снова ее обнять, она изо всех сил бьет его коленом в пах. У него подкашиваются ноги.
- Твою мать! Идиотка! – воет он, ухватившись за больное место.
Слышится ее звонкий смех.
- Уверена, вы поправитесь…
Она не уходит, стоит и смотрит, как он корчится от боли. А потом необычайно спокойно добавляет:
- А за прогулку спасибо, это все, чего мне сегодня хотелось.
Потом поворачивается и уходит. В бешенстве и отчаянии он кричит ей вслед:
- Шлюха! Динамистка!
Не оборачиваясь, она машет ему рукой на прощание.
* * *
Очень быстро она исчезает на тропинке. А он остается один и, дрожа от боли и разочарования, глядит туда, где в темноте растаял ее силуэт.

Tags: blandine le callet, мои переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments