fringilla_pinso (fringilla_pinso) wrote,
fringilla_pinso
fringilla_pinso

Плевки и пощечины

"Пан предложил мне тшы тысчонцы. Я плюнул пану в физию!" (фильм "Братья Карамазовы", по памяти)

На самом деле поляк соврал. Плюнул он не в физию, а на пол, и не от негодования, что Митенька предлагает ему выкуп за любимую женщину, а оттого, что предложил он мало, а поляк надеялся от Грушеньки урвать больше. Но тут важнее сама форма негодования. Плюнуть! Или залепить пощечину. Такое в наши дни встречается, наверное, только в литературе и в кино. Хотя, может, мне просто не доводилось с этим сталкиваться. Ведь кто изведал всю неисчерпаемость жизни?  Ответить на оскорбление плевком или пощечиной, для этого требуется характер и темперамент. А также - что не менее важно - твердые принципы и убеждения.
В этой связи приведу два недавних эпизода, которые произвели на меня сильное впечатление.



Один все-таки относится к литературе, но взят из дневника, поэтому вполне реален. Недавно я прочла эту книгу, которую моя дорогая и милая fiafia заказала по моей просьбе на французском Амазоне и вручила мне, когда мы с Маней гостили у нее в Орлеане.



Первые страницы книги Лили Сергеевой "Одна против Абвера". Будучи в Бейруте, героиня узнает о том, что Франция прекратила военные действия и сдалась Германии:

- Что случилось? - спросила я.
Тут доктор вышел вперед и сказал:
- Франция капитулировала.
Едва сознавая, что делаю, я со всей силы залепила ему пощечину с криком:
- Это ложь! Франция никогда не сдастся - НИКОГДА, слышите!
И выбежала, хлопнув дверью...

Хотя тут автор и говорит о себе, вряд ли можно отнестись с недоверием к этой сцене, зная характер и темперамент героини, которая пешком обошла Европу и в одиночку доехала на велосипеде от Парижа до Сирии.

***

28 августа мы с Машей уезжали из Парижа, но успели в этот день встретиться с историком и писателем Жан-Жаком Мари на пляс дю Шатле, в кафе "Сара Бернар", поговорить по-русски и по-французски, обменяться книгами и потом еще немного погулять по городу. Разговор получился пестрый, о том, о сем - об истории, о литературе, о войне и просто о текущей жизни. Кроме прочего, я узнала, что внучку Жан-Жака зовут, как героиню Стендаля, Клелия, что у них крепкая взаимная любовь, и что Клелия мечтает выйти за своего дедушку замуж. Дедушке приходится объяснять, что место уже занято, и потом, он для нее старый, пусть пока подрастет, а там, глядишь, и вкусы ее изменятся. 
Вставая из-за стола, я принялась рыться в сумке в поисках кошелька, чтобы заплатить за свой сок.
- Что вы делаете? - строго осведомился Жан-Жак.
- Хочу заплатить.
- Вы же не думаете, что я позволю вам платить, если сам пригласил вас в кафе? Во Франции принято, чтобы мужчины в ресторане платили за женщин.
Улыбаюсь, довольная.
- Я не феминистка, поэтому ничего против не имею.
Потом, когда мы гуляли, Жан-Жак рассказал, как однажды, когда он в 80-е годы жил в Ленинграде, где читал лекции, он куда-то шел с женой своего знакомого. Та была в короткой юбке. К ним подошел милиционер, вычисливший в нем иностранца, и сказал: "Я вас задерживаю, вы гуляете с проституткой".
- Случись такое в Париже, я бы плюнул ему в лицо! - горячо воскликнул Жан-Жак. - Но из СССР меня могли просто выдворить, поэтому пришлось с этим милиционером долго объясняться. 
Еще он похвалил мой французский, сказал, что я говорю по-французски лучше, чем он по-русски. На что я ответила, что говорит он по-русски прекрасно, соблюдая все окончания, и тем более, русский гораздо сложнее. Он признался, что ему приятно поболтать по-русски, потому что редко выпадает такая возможность, но читает русских книг он много, по 70-80 страниц в день. Сказал также, что был поражен, поняв, что практически весь поток его тогдашних студентов был настроен против действующей власти. Они тайком навещали его после лекций и вели всякие крамольные разговоры.
Мы сфотографировались за Нотр-Дамом, Жан-Жак проводил нас до метро, где мы сердечно расцеловались и расстались. Я уносила с собой его толстенную книгу про Сталина. Жан-Жак уходил с моим подарком из двух книг про российские спецслужбы. И я не знаю, какое впечатление произвела на него я, но в моих ушах еще долго звучал мотив Марсельезы и его слова: "Я бы плюнул ему в лицо!" 

Отречемся от старого мира
Отряхнем его прах с наших ног
Нам враждебны златые кумиры
Ненавистен нам царский чертог

Мы с Жан-Жаком 

Позади нас с Жан-Жаком виднеется бюст Гольдони. Мне сразу вспомнились разные экранизации и постановки его "Хозяйки гостиницы", и я стала внушать Маше, что ей следует срочно посмотреть старые советские телеспектакли, а также еще срочнее сходить во МХАТ им.Горького и посмотреть Доронину, пока та жива. Послушная дочь слушала меня молча, снисходительно улыбаясь. :-)

Tags: jean-jacques marie, lily sergueiew, Франция, французская литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments